Статья


           Гитарный мастер         г.Москва

     Семушкин
     Виктор Николаевич

Изготовление классической гитары.
Реставрация и ремонт гитар.

Главная       О себе       Мои друзья       Галерея       Проекты       Контакты       Почта


     Журнал Апарт №8 (1998год) Валентин Перфильев. Строитель звука. (Рубрика "Мастер") Человек, построивший наш инструмент, помогший ему вылупиться из деревянных заготовок, стал для нас без малого - близким родственником. Потому что я - Михаил Столяр - ощущаю мою гитару продолжением руки, а моя жена - Ирина - продолжением голоса. Валентин Митрофанович Перфильев не сильно обременён наградам, регалиями и званиями; собственно, они ему ни к чему: он - Мастер.
    АП"Арт Что же было, пока ты был Валей, Валентином, Валентином Митрофановичем, - до того, как появился "гитарный мастер Валентин Перфильев"?
     В.П. Вообще-то всё, что произошло, было, есть и будет - от любви к гитаре. Лет, этак, в десять, в Иркутске, я первый раз взял в руки гитару, начал петь и даже выступать. Я очень много пел: вместе с тёткой - любительницей романсов, в самодеятельности, в компаниях. Но с "белькантом" не вышло, а домашнее музицирование меня не устраивало - я начал учиться. Наверное, ощущение голоса, звучащего одновременно с гитарой, осталось ещё с того времени.
     Под инструменты Перфильева звучат голоса многих бардов. Владимир Борзов, Сергей Никитин, Вадим Егоров, Дмитрий Дихтер, Галина Крылова, братья Мищуки, издательство "АПАРТ" в полном составе - Ирина и Михаил Столяр… Мы пели с каждой из этих гитар (кроме, разве, Никитинской) и всякий раз поражались: голос уже затих, уже и дыхания не хватает, а гитара всё звучит; наконец остаётся только бас, только далёкое эхо, но звук здесь - он ждёт, когда голос появится вновь. Только поющий человек знает, как это важно - когда инструмент принимает на себя тяжесть паузы.
     АП"Арт. После школы ты закончил какой-нибудь "институт гитарного строительства"? В.П. Да нет, нормальный "человеческий" - московский архитектурный. Ничего не бывает случайно или зря: институт дал мне колоссальный толчок в смысле понимания методов исследования любого предмета. Из меня сделали хорошего специалиста: даже иностранцы приглашали к себе работать. Но всё, чему я было никому не нужно - ни в Иркутске, ни в любом другом месте. С другой стороны, в Москве я продолжал заниматься гитарой: у Мокеевой, а больше у Славского. Он-то мне и подкинул идею попробовать сделать инструмент.
     В тридцать шесть лет Валентин Митрофанович Перфильев, сотрудник одного из архитектурных учреждений Иркутска, начал делать свой первый инструмент, чтобы сначала стать Валей, который делает гитары; потом Валентином, у которого приличные гитары; а потом - мастером Перфильевым, которого не спутаешь ни с кем. Например, мы отличим перфильевских "детей" не просто с закрытыми глазами, но даже по телефону. В.П. Первый инструмент неожиданно получился - сразу. Он теперь живёт в семье спартаковского футболиста Мостового (я хотел его выкупить, но хозяйка сказала, как отрезала: "Членов семьи не продаём"). Пережив свою первую удачу, я пошёл в поход за информацией; мастеровые традиции были утеряны или разбросаны - я всё это собирал по крупицам. Забавно: мне отдавали, даже впихивали иностранные книги с чертежами и формулами - гитарные мастера редко имели техническое образование; мне же тут помогал мой Архитектурный: чертежи и формулы я читаю свободно. Гораздо сложнее с лаками, но я их, всё-таки, переупрямил и больше всего напоминал себе маленького мальчика, которому интересно: что же получится, если ЭТО разобрать. Я, правда, ЭТО собирал, но вечно в спешке, не дорабатывал внешний вид, не успевал положить лак и торопился поставить струны: звучит или нет?
     К мастеру нас отправил минский бард Володя Борзов (он уже играл на перфильевской гитаре лет пять) В мастерской, на верстаке, мы сразу же заметили необычный БЕЛЫЙ инструмент. Только-только сделанный, без лака, но со струнами. Попробовать новую гитару - святое дело, что мы тут же и проделали. Звук изумительно точно поместился между нашими довольно специфическими голосами. Гитара была абсолютно "по руке", но дело было в другом. Это был НАШ инструмент, настолько НАШ, что мыопомнились и оторвались от него, когда метро уже закрылось. "Это я так, пробую, для себя, - сказал Валя, - да и дерево не обычное, какой то "бакаут". Из него, говорят, втулки делают для паровозов. Как уж там оно себя поведёт - понятия не имею". Мы не встречались потом года три. Когда же надо было играть диплом, ни о чём другом, кроме этой гитары, и думать стало невозможно. Мы с нехорошим предчувствием позвонили Вале. "Через три дня приезжает покупатель, нотак жалко её отдавать. Как дочку замуж". Через час мы были в мастерской. Валентин кивнул, довольно улыбаясь: "Я знал, что вы появитесь. Забирайте, а я как-нибудь выкручусь".
     В.П. Ваш инструмент дался мне очень тяжело. Даже первичную обработку я делал вручную: уж очень твёрдый и мощный был материал. А дерево всегда диктует - что и как делать. И почему-то я решил, что инструмент будет обязательно хороший. Из полутора сотен своих гитар я помню несколько, и среди них ваш. И ещё те, что делал Никитину и Окуджаве.
     В октябре 1986 года мы привели Валю за кулисы Дворца спорта в Лужниках. Заканчивался большой песенный марафон "Возьмёмся за руки друзья". Мы помогали Булату Шалвовичу в паре песен и перед выходом решили немного порепетировать. Валентин тихо сел в углу, а потом вынул из чехла свежий, ещё не совсем готовый инструмент: Вот. Попробуйте. А то ваша "Резоната" слегка потрескивает". Окуджава тронул струны, легко-легко, но глубокий, удивительно мягкий звук заполнил гримёрную, не подавляя тихого голоса барда, лишь поддерживая и обрамляя его. Через два дня Валя принёс гитару к поезду, и в следующем городе Булат Шалвович вышел уже с ней. Даже когда в "Старой солдатской песне" он просто положил её на колени, слушателей не покидало ощущение: юная маркитанка наруках у полкового командира, последний вздох ещё слышен, только он один и имеет значение, тишина наполнена им. АП"Арт. Тебе важно для кого ты делаешь инструмент?
     В.П. А как же иначе? Тембр голоса, манера, даже репертуар - всё имеет значение. Галя Крылова пела мне часа два, и хотя купила потом готовый инструмент, делался он с ощущением её голоса; а Дихтеру я специально придумывал гитару под "металл". При этом оба инструмента должны были звучать одновременно, да ещё с голосами. Так же пришли ко мне Инна и Николай Гусевы, но инструмента не купили: Коля захотел сделать его сам. У меня появился коллега-ученик.
     АП"Арт. Что такое для тебя "ученик"?
     В.П. Это должен быть человек, фанатически влюблённый в инструмент, готовый пожертвовать если не всем, то многим. Я научу, с секретами я расстаюсь легко, но он должен сам дойти до многого. Коля пошёл своим путём, у него теперь очень приличные инструменты, и над ними есть ещё "воздух". Хороший мастер выйдет с годами…

     Из письма: … Мы были в шести странах: в Австрии, ФРГ, Швейцарии, Югославии, Франции и Словакии… Мы обошли самые крупные гитарные магазины. Присутствовали на уроках многих профессоров, на экзаменах и концертах различных музыкальных академий и высших школ, без устали изучали их инструменты… Мы с уверенностью заявляем, что твои гитары не просто в числе самых лучших среди лучших мастеров мира и Европы, мы видим в твоих гитарах особенную элегантность стиля. Особенную ясность, чистоту, гармоничность и теплоту душевную. Лица не общие черты… Нигде нет таких колокольчиков, как у тебя в верхнем регистре! А строгость и собранность позволяют играть музыку Баха и Скарлатти, как на замечательном клавире. В тоже время твоему инструменту присуща Скрябинская многотембровость, выраженная в удивительном сходстве и различии звучания регистров!.. Твои Владимир Устинов и Анатолий Ольшанский.

     АП"Арт. Твои гитары с каждым годом становятся всё лучше и лучше. Предел существует? В.П. А Бог его знает… Мне пока не видно…

     Считается, что Инструментом владеет тот, кто на нём играет. С гитарами Мастера Перфильева всё наоборот: скорее, они владеют своими исполнителями, становятся необходимыми, как воздух. И если бы, уходя из дома, нам можно было взять с собой только один предмет, уложив гитару в футляр, мы вышли бы с ощущением абсолютного спокойствия: всё, что нужно, - с собой.

По всем возникающим вопросам
пишите по адресу @mail.ru
Copyright © 2010
Главная        О себе        Мои друзья        Галерея        Проекты        Контакты        Почта
Хостинг Majordomo.ru